Posts
Comments

А.Бикбов. Представительство и самоуполномочение

 
Статья Представительство и самоуполномочение (по материалам исследования НИИ митингов, декабрь 2011 – июнь 2012) из журнала Логос, №4, 2012, уже некоторое время доступна в сети.

 
Статья подводит предварительные итоги исследования митингов за прошедший год. Основанная на детальном анализе фактов, она отвечает на ряд вопросов, поставленных массовым уличным движением. Почему институциональная форма протестных действий, предложенная Координационным советом оппозиции, не удовлетворяет ожиданиям участников митингов и оккупаев? Можно ли рассчитывать на «средний класс» или «креативный класс» как действующие силы в преобразовании российского общества? Что в действительности делали люди, выходя на а-революционные шествия и «белые прогулки», намереваясь соблюдать законы и «поступать правильно», участвуя в парадоксальном протесте во имя стабильности?

Некоторые предложенные в статье выводы могут прозвучать непривычно или парадоксально для читателей с недавним личным опытом митингов и уличных лагерей. Иные, при всей их нетривиальности и новизне, могут быть мгновенно поняты и приняты, как это уже происходило в обсуждениях с участниками, активистами, исследователями протестного движения.

Cтатья уточняет и развивает некоторые аналитические находки, ранее представленные на страницах международного исследовательского журнала Laboratorium (№2, 2012). Этот ранее опубликованный текст был в первую очередь сосредоточен на методологии исследования уличного движения, социальном составе митингующих, индивидуальном опыте протеста и способах представления митингов в СМИ. Характер текста определяло намерение как можно более точно описать смыслы и действия людей, в первый раз вышедших на улицу, а также дать ясное представление об исследовательской инициативе НИИ митингов и ее методе. Настоящая статья в большей мере посвящена митингам и уличным лагерям в их коллективном измерении, в т.ч. как политическому опыту — даже если сами участники часто сторонятся слова «политика». Неустранимыми в таком анализе становятся вопросы о продолжении и продолжительности совместных действий, наличии у протеста социального проекта и собственной субъектности, представлениях о норме и желательных формах общественного устройства в случае победы движения, а также — о формах организации и представительства, которые способны рутинно поддерживать движение в перерывах между пиковыми событиями — большими митингами и шествиями.

Следует отметить, что публичный контекст восприятия и самовосприятия первой волны митингов остается мерцающим. С декабря 2011 по сентябрь 2012 года социальные сети и ведущие СМИ были переполнены быстрыми репортажами, поспешными заключениями и глобальными прогнозами, проверять которые ни у кого не было ни времени, ни намерения. Эта статья, как и ряд ранее опубликованных, основан на радикально иных принципах интеллектуальной работы и высказывания. Предлагаемые здесь выводы основаны на материале, собранном исследовательской инициативой НИИ митингов, которая работала в городском пространстве с ранних тактов протеста. Ее работу отличала последовательность, методичность, внимание к суждениям и опыту сотен участников, которые согласились дать интервью прямо во время митингов, шествий, уличных лагерей. Вслед за работой по сбору данных и параллельно с ней НИИ митингов предложила целую серию текстов и публичных событий с нетривиальным анализом происходящего.

Именно сейчас, с превращением экстраординарного опыта митингов в привычный, приходит время для более точного анализа, его контекстуализации в системе широких социальных и политических, включая международные, сопоставлений. Время для вопросов и ответов, рассчитанных на более длительную и глубокую перспективу. Аналитическая и публичная работа НИИ митингов продолжается.

 
И вот аннотация к статье из журнала «Логос» (№4, 2012):

Александр Бикбов. Представительство и самоуполномочение (по материалам исследования НИИ митингов, декабрь 2011 — июнь 2012)

Ключевые слова: уличная мобилизация, политический протест, политическое представительство, самоуполномочение, революционный разрыв, субъектность, социальные классы, партии и парламент, политическая гегемония, прямая демократия, общий интерес, утопия, социологическое интервью, исследование митингов.

В статье анализируются формы политического и социального представительства гражданского протеста, на материале интервью с участниками российских митингов и наблюдений за динамикой мобилизации. Данные исследования заставляют усомниться в «кризисе» принципов представительства, обнаруживая разнообразие координационных центров, конкурирующих за политический мандат протестного движения, и готовность/желание значительной части протестующих быть представленными. Медийная логика представления митингов, в т.ч. их атрибуция «среднему классу», подвергнута критическому анализу одновременно с анализом суждений демонстрантов и повесткой уличных акций, с целью проверить наличие у протестного движения действительного социального, в пределе революционного представительства. Статья показывает, как через разрыв с аппаратными и гегемониальными моделями политического действия в текущей мобилизации реализуются новые формы политической субъектности, основанные на практиках самоуполномочения и самоиспытания. Для уточнения типологических черт российского протеста используются нетривиальные международные сопоставления.

 

Ответить