Posts
Comments

 
Несколько лет назад я опубликовал небольшой, но важный для меня текст, включивший определение политического. В «Истории Венецианской республики» Джон Норвич описал мотивы и взаимодействия, удерживающие армию и правителей от применения силы, которую они аккумулируют и совершенствуют, казалось бы, с единственной целью — успешного ведения войн. В рецензии на эту книгу (в журнале «Пушкин» №3-4, 2010) я обратил внимание на принципиальную возможность политики лишь при условии, что насилие служит аргументом или угрозой в обменах между теми, кто им распоряжается. Не пускать насилие в ход — и есть политика.

 
Вот несколько строк из этой рецензии:

Военные действия, в основе которых лежит не уничтожение врага и даже не победа, а «избежание неудобств» — это высшая форма неприменения наибольшей силы, которая и рождает политику.

В результате подобного лавирования, то есть отсрочки прямого насилия, возникает пространство управления, куда вовлечены, с одной стороны, держатели крупных ставок в силовом состязании, с другой стороны, ответственные граждане, которым далеко не все равно, что будет с городом через год или через десять лет.

 
Отличная книга, полная нетривиальных иллюстраций из тысячелетней истории Венеции. И особенно актуальная сегодня операционализация политического.

 

(Текст размещен в разделе рецензий.)

 

Ответить