Posts
Comments

Александр Бикбов. Мир услышал и изменился (интервью по следам книги Грамматика порядка)

Журнал «Эксперт» (№40(917), 2014) публикует большое интервью, в котором Александр Механик подробно и с искренним интересом расспрашивает меня о социологии и ее публичной роли, о классах и истории российской социальной мысли, о месте понятий в создании и поддержании политического порядка, о судьбе научного прогресса в СССР и после, о производстве смыслов в советский период и сегодня, о социальной конструкции «российский средний класс» и даже о вкладе журнала «Эксперт» в создание спроса на эту конструкцию. Интервью проясняет некоторые интеллектуальные условия, в которых возник замысел книги «Грамматика порядка: историческая социология понятий, которые меняют нашу реальность», а также сообщает о некоторых результатах, представленных в этой книге.

 
Вот три небольших фрагмента из интервью:


Распространенное сегодня убеждение гласит, что мы живем в обществе без классов. Действительно ли неравенства растворились? Нет, но порядок управления и потребления в современном обществе предъявляет себя в такой форме, которая эти неравенства маскирует. То, что Маркс и Мангейм назвали господствующей идеологией, соблазняет сегодня равенством возможностей, удовольствия, личного успеха. Исследование действительных распределений собственности, образования, социальных связей, а также языка, в котором эти распределения представлены или скрыты, позволяет выявить неочевидные, но четко работающие структуры и проверять их на соответствие общему благу.


Да, у образованных и активных людей, несомненно, существует запрос на знание об обществе. Но если углубиться в структуру этого запроса, картина несколько блекнет. В ней недостает твердого интереса к тем вопросам, которые требуют не личного морального, а солидарного политического ответа. Что я имею в виду? Например, мы спрашивали, как участники митингов воспринимают реформы образования, платную медицину, систему налогообложения. Оказалось, что до момента интервью они часто не задумывались об этих вопросах, фундаментальных для любого общества. Таким образом, мы оказываемся перед лицом парадокса: образованные люди, следящие за политической повесткой дня и нередко имеющие гуманитарную компетентность, не обсуждают вопросов, критически важных для их совместной общественной жизни.

Что поражает, когда я анализирую весь корпус высказываний [о «среднем классе»] с начала 1990-х? То, что российский средний класс в принципе не мыслится в качестве самостоятельной политической силы. У него не должно быть институтов политического представительства. Он не может самостоятельно определяться в отношении к государству и реформам. Средний класс — это просто группа поддержки реформ, которая получила от них свою выгоду. Социолог Татьяна Заславская придала этому тезису доктринальный вид, объявив, что элиты выступают волей общества, а средний класс — ее исполнителем. И здесь мы возвращаемся к вопросу о специфике российской версии понятия. Политическая фикция среднего класса мало пригодна в качестве практического регулятива. Она с самого начала спроектирована с такими ограничениями и оговорками, чтобы не сделать средний класс «классом для себя», то есть автономной действующей силой. При всей проблематичности исходного понятия, его российская версия — это воплощение компромисса, ограниченного потреблением и лишенного проекта.

Читать полностью

 

Подробнее о книге «Грамматика порядка: историческая социология понятий, которые меняют нашу реальность»

 

Ответить