Posts
Comments

Пол и власть

Центр современной философии и социальных наук
Философского факультета МГУ
Французский университетский Колледж в Москве

приглашают на публичную лекцию
в рамках открытого семинара Философские среды

 
Жюльет Ренн

«Отношения между полами в узле властных отношений:
раса, класс, возраст. Гендерные исследования сегодня»

 
15 апреля, в 18.00
аудитория А-307 Нового корпуса гуманитарных факультетов

Лекция и дискуссия пройдут на русском языке
Модератор Александр Бикбов

 
Жюльет Ренн — социолог, преподаватель университета Лион-2 и сотрудник Высшей школы социальных наук. Автор монографии «Заслуженное и природное. Республиканская битва за доступ женщин к престижным профессиям (1880-1940)» (2007) и статей о гендерных коллизиях в профессиональном мире, в языке и культуре. Сотрудник редакции журнала по социальной и политической лингвистике «Mots — Les langages du politique», один из главных редакторов ключевого журнала по социальным наукам «Mouvements».

 
Тезисы к публичной лекции и дискуссии:

Как следует мыслить связь между формами дискриминации и отношениями власти, основанными на признаках пола, класса, расы? Этот вопрос не нов: американский «черный феминизм» поставил его уже в 1970-х, упрекая белых теоретиков в неспособности мыслить специфические формы сексизма, которые испытывали на себе чернокожие женщины низкого социального происхождения. Сегодня этот же вопрос снова обретает актуальность в перекрестье расизма, сексизма и феминизма в странах, где государства превращают борьбу с иммиграцией в приоритетную задачу.

В докладе будут продемонстрированы некоторые современные тенденции исследований дискриминации, особое внимание будет уделено французскому случаю. Доклад также ставит перед собой задачу расширения исследовательских перспектив в относительно мало исследованной области, лежащей на пересечении различных типов дискриминации и содержит некоторые указания, относящиеся к важности критерия возраста — переменной, часто не принимаемой во внимание при осмыслении социальных отношений и, между тем, кардинальной для гендерных, классовых и расовых отношений.

 

Share

Философские среды: публичные лекции

В среду 16 марта, а также в четверг 17 марта состоятся две публичных
лекции Майке Зигфрид, философа из Рурского университета (Германия):

16 марта — «Власть и насилие. Опыт разграничения и деконструкции»
(оппоненты: Александр Павлов, Игорь Чубаров)

17 марта — «Справедливость и/или солидарность»
(оппоненты: Александр Бикбов, Александр Морозов)

Доклады с последующими дискуссиями пройдут на философском факультете МГУ (Ломоносовский проспект, д. 27, корп. 4, 3-й этаж)
начало в 18.00, ауд. А-307

Можно ознакомиться с подробным анонсом и тезисами к обоим выступлениям.

Приглашаются все желающие.

В здании действует пропускная система. Те, кто не имеет пропуска МГУ, присылайте ваши ФИО на электронный адрес ff.sredy< & >gmail.com до 10 марта включительно, с пометкой в теме «Лекции Майке Зигфрид».

 

Share

Цикл «Эпистемология социального порядка» в рамках Философских сред посвящен аналитике больших социальных объектов.

На семинаре 9 марта будут рассмотрены следующие темы:

Сильное/слабое государство: случайные признаки или условия формирования идеального объекта? Баланс внутригосударственной власти и властные отношения с управляемым населением. Кто/что есть государство? Как идеальный объект «государство» операционализируется социологически.

Начало семинара — 18.00, место проведения — ауд. Е-349 Философского факультета МГУ.

 
Литература и вопросы к семинару:

Вебер М. Политика как призвание и профессия (доступен в т.ч. в сети). Прошу освежить этот текст в вашем восприятии, имея в виду главный вопрос: что есть для Вебера государство, какие действующие элементы его образуют?

Афанасьев М. Российская Федерация: слабое государство и «президентская вертикаль» (доступен в сети). Текст написан для широкой, при этом «понимающей» публики, поэтому не разворачивает некоторые детали и отчасти преследует публицистические цели, однако содержит в себе важный перечень измерений, или переменных, по которым можно оценивать силу/слабость государства. Просьба к участникам семинара составить на основе текста список (конспект) этих переменных.

— Кроме этих двух текстов, предлагаю ознакомиться со следующими статьями и главами:

Stoner-Weiss K. Central Governing Incapacity and the Weakness of Political Parties: Russian Democracy in Disarray// Publius, Vol. 32, No. 2, 2002. Автор статьи исходит из допущения, противоположного тезису Афанасьева (согласно ей, сильное федеральное правительство является одним из ключевых условий демократического режима), однако при этом схожим образом диагностирует слабости российского государства. Статья содержит данные исследований и наблюдений за юридическим измерением функционирования российского государства как федеративного в 1990-х — самом начале 2000-х.

Favarel-Garrigues G. Concurrence et confusion des discours sur le crime organisé en Russie// Cultures & Conflits, 42, 2001 (статья доступна в сети) Автор прослеживает формирование и циркуляцию тезиса о России как криминальном государстве.

Фуко М. Надзирать и наказывать. Рождение тюрьмы. М., 1999. Гл. 3, раздел «Сложение сил» (текст доступен в т.ч. в открытом доступе в сети). В этом тексте прошу обратить внимание не только и не столько на описание Мишелем Фуко дисциплинарных техник, сколько на его анализ использования скрупулезной дисциплины как инструмента государственного управления, и в частности, в поддержании армии.

— Наконец, для понимания того, что система внутриинституционального управления и контроля, которая может быть описана как «слабое государство» обнаруживается даже в сердцевине такого «твердого» автократического режима, как сталинский, рекомендую к ознакомлению раздел из книги:

Блюм А., Меспуле М. Бюрократическая анархия. Статистика и власть при Сталине (1-ое или 2-ое издание), раздел «Вновь о понятии сталинского государства». 1-ое издание можно найти не только в бумажной форме, но также в сети. Предлагаю к ее прочтению основной вопрос: чего не делает государство, организованное способом, описанным в книге?

Статьи М.Вебера и М.Афанасьева предлагаю для ознакомления к ближайшему семинару, остальные тексты и связанные с ними вопросы — к встрече 30 марта, на которой мы продолжим работу с объектом «государство» и его структурами.

 

Share

Мы начинаем работу с обновленной программой. В этом семестре Центр современной философии и социальных наук предлагает два исследовательских семинара: 1. Александр Бикбов «Эпистемология социального порядка» , 2. Игорь Чубаров «Анализ понятия насилия в контексте истории метафизики, медиатеории и современных социально-антропологических учений» .

Курсы будут вестись в ритме сдвоенных пар, оставляя большее время для выступлений, дискуссий и обсуждения исследовательских вопросов.

Первая общая встреча состоится 2 марта, в 18.00, в А-307 на Философском факультете МГУ. О месте и времени проведения следующих семинаров будет объявлено дополнительно.

Приглашаем к участию всех заинтересованных, от первокурсников до аспирантов всех учебных заведений и форм обучения. Студенты и аспиранты Философского факультета могут посещать семинары как факультативные курсы. Для остальных участников посещение, как обычно, свободное.

 
Александр Бикбов

Эпистемология социального порядка

Курс предлагает реконструкцию и разработку инструментов социальной теории и социального исследования, позволяющих описывать, анализировать и вести познавательную критику существующих структур социального мира. Задача курса — формирование у участников лабораторного подхода к социальной теории, основанного на ее понимании прежде всего как специфической и специализированной практики, развертывающейся внутри социального мира, в конкретный исторический момент. Такой подход изначально определяет статус материала и объектов реконструкции как исторически и эмпирически ограниченных. Иными словами, социальная теория понимается не в качестве теории общества «как такового», а в качестве ряда гипотез, отсылающих к частным онтологиям различных социальных «регионов» и подкрепленных исследовательскими обобщениями. Конечным референтом такого подхода, в результате, выступает современное общество, доступное эмпирическому описанию и продолжающемуся исследованию.

Темы курса:

1. Социальный порядок как порядок потребления: гипотезы о произведенных и навязанных потребностях; желание в современных структурах обмена. В.Райх, Франкфуртская школа, М.Фуко.

2. Порядок современных обществ как система занятости: коллизии профессионализации, найма, социальной защиты и рынка труда. Социальный порядок как/и социальная стратификация: исследовательские подходы, эволюция категорий. П.Бурдье, Р.Кастель, Л.Болтански.

3. Подходы к анализу современного государства: теоретический синтез и политические проблемы. Способы концептуализации российского государства.

4. Порядки интеллектуального производства в современном обществе: возможно ли незаинтересованное знание без государства? Система образования как источник современного социального порядка: сдвиги в проекте Просвещения.

5. Политическая организация современных обществ: ревизия ряда тезисов об институциональном представительстве и гражданской самоорганизации.

К участию приглашаются студенты всех курсов и аспиранты, интересующиеся вопросами устройства современного общества, рассчитывающие углубить исследовательские навыки или расширить свой познавательный горизонт. Специальная подготовка не требуется. Интерес к исследовательской практике приветствуется.

 
И.М. Чубаров, к.ф.н.

Анализ понятия насилия в контексте истории метафизики, медиатеории и современных социально-антропологических учений:
Вальтер Беньямин, Мишель Фуко, Рене Жирар, Жак Деррида, Жиль Делез, Дж. Агамбен, Карл Шмитт, Ханна Арендт и Славой Жижек

В рамках курса предполагается анализ ключевых теоретических текстов по проблематике насилия в интердисциплинарном пространстве современной медиатеории, философской антропологии, психоанализа, социальных и политических теорий. Целью курса является демонстрация невозможности объективистского научного рассмотрения феномена насилия, необходимости включения его в контекст принципиального критического рассмотрения как горизонта современной философской рефлексии, предполагающий переопределение связанных с ним проблемных областей гуманитарного знания и концептов (государства, права, власти, суверена, субъекта, коллективной чувственности, тела и др.) и самой логики философского дискурса.

Темы курса:

1. Является ли насилие концептом? Трансцендентальное рассмотрение проблемы насилия. Критика насилия как анализ условий его невозможности. Имеет ли насилие основания, позволяющие анализировать его объективно-научно? Между иррациональным и подчиненными видами сознания: насилие в мифологии, религии, науке и праве. (В.Беньямин. К критике насилия; Т.Адорно, М.Хоркхаймер. Диалектика просвещения. С.Жижек. О насилии).

2. Понятие насилия в истории метафизики (Платон, Аристотель, Гоббс, Гегель, Ницше). Генеалогия морали Фр.Ницше как итог рефлексии на проблематику насилия в истории философии. Литература: Платон. Горгий. Законы. Государство; Аристотель. Политика; Гоббс. Левиафан; Кант И. К вечному миру; Гегель Г.В.Ф. Йенская реальная философия; Феноменология духа. Самостоятельность и несамостоятельность сознания; господство и рабство; Философия права; Ницше Ф. К генеалогии морали. Воля к власти. О правде и зли во вненравственном смысле.

3. Критика насилия как концепта, социально-политической и антропологической практики в 19 и 20 вв. Насилие в контексте социалистических учений, марксизма, анархизма и теологии: «божественное насилие» или «всеобщая стачка». Литература: «Réflexions sur la violence» Жорж Сорель; «Zur Kritik der Gewalt» Вальтер Беньямин. Моральное оправдание зла и этика «левого» насилия. (Г.Лукач, Л.Альтюссер, Т.Адорно, Г.Маркузе, А.Бадью, С.Жижек, Э.Балибар, Ж.Рансьер).

4. От мифа к трагедии — от всеобщего к учредительному насилию: жертвенные кризисы и машины войны (К.Леви-Стросс, Р.Жирар и Ж.Делез-Ф.Гваттари). Роль агрессии и насилия в антропогенезе и становлении самосознания (З.Фрейд, Т.Рейк, К.Лоренц, Ж.Лакан, Ж.Делез). Романтизация зла и эстетизация насилия: концептуальные тупики консервативного мышления (К.Шмитт, Э.Юнгер, Э.Нольте).

5. Ре- и Де-конструкция насилия у М.Фуко, Ж.Деррида и Дж.Агамбена. Насилие и дисциплины на переходе дискурсивных сред и исторических формаций. «Сила закона» Жака Деррида – опыт деконструкции текста Беньямина о насилии. Либеральная версия проблематики насилия: Сравнение понимания политического у Х.Арендт и К.Шмита (“Macht und Gewalt” von Hannah Arendt).

6. Современные концепции насилия. Х.Люббе, А.Хирш, Б.Вальденфельс, Д.Вуд, Jan Philipp Reemtsma, Wolfgang Sofsky, Wilhelm Heitmeyer и др. Насилие в искусстве и литературе. Пазолини-Ханеке-Ларс фон Триер. Ф.Достоевский; Андрей Платонов.

 

О текущих инициативах и ближайших публичных мероприятиях (лекциях приглашенных исследователей, дебатах) вы можете узнать из общедоступной рассылки Философских сред.

 

Share

Продолжаются семинары цикла «Социальный порядок и его нарушения» в рамках Философских сред.

Сдвоенный семинар 27 октября и 3 ноября, проводимый в форме дискуссии, посвящен следующим темам:

Структуры порядка: неустранимость истории и познавательные преимущества частного случая. Религиозный порядок за пределами догмы (Э.Дюркгейм и М.Мосс, М.Вебер, П.Бурдье), наука как профессия (М.Вебер, П.Бурдье), спорт как социальное пространство (Н.Элиас, П.Бурдье, Л.Вакан).

Источники:
Бурдье П. Генезис и структура поля религии// Бурдье П. Социальное пространство: поля и практики. М.-СПб: ИЭС/Алетейя, 2005.
Бурдье П. Поле науки// Там же.
Бурдье П. Программа для социологии спорта// Начала. М.: Socio-Logos, 1994.
Вакан Л. Социальная логика бокса в черном Чикаго: К социологии кулачного боя// Логос, № 3, 2006.
Дюркгейм Э., Мосс М. О некоторых первобытных формах классификации// Мосс М. Общества. Обмен. Личность. Труды по социальной антропологии. М.: Восточная литература, 1996.
Элиас Н. Генезис спорта как социологическая проблема// Логос, № 3, 2006.
Weber M. Science as a Vocation (или иной европейский вариант «Науки как профессии», где текст сохранен полностью).

 
Прошедшая 27 октября встреча была сосредоточена на разборе исследовательских категорий и аналитических приемов, обеспечивающих переход от объяснения механизма социальной классификации Дюркгейма с Моссом к программам исследования науки Бурдье и Блура. Кроме того, мы сделали попытку приблизить используемые модели к анализу текущего состояния социологии и философии как научных дисциплин, — с несколько неожиданными для первого приближения результатами.

 
Семинар 3 ноября будет посвящен более плотной работе с предложенными текстами и наблюдениями над спортивными, религиозными, научными практиками. Вопросы к семинару:

1. Что (какие аналитические средства) позволяет Бурдье при помощи одной исследовательской программы описывать столь разнящиеся сферы, как религия, спорт и наука? Насколько едина эта исследовательская программа применительно ко всем указанным сферам?
2. Является ли непосредственное телесное включение ученого в исследуемую область условием ее корректного описания (отталкиваясь от анализа Вакана)?
3. Насколько полно «цивилизационный» тезис Элиаса описывает генезис символических систем религии, морали, науки? Какие механизмы, помимо сублимации физического насилия, производят эти символические системы? Примеры из текстов.
4. Каким образом спорт арены и спорт тренировочного зала, будучи инструментом управления насилием, противостоит насилию войны и улицы (Элиас, Вакан)? Как объяснить, что боксерский клуб становится «островком порядка» в социально «беспокойном» квартале?

Дополнительные вопросы от участников семинара можно найти в трэде рассылки Философских сред, посвященном этой теме.

 

Share

С 1 сентября возобновлена программа «Философские среды» на философском факультете МГУ.

Исследовательский семинар в этом году носит название «Порядок, насилие, самоорганизация» и развивает темы и исследовательские задачи, намеченные в ходе работы прошлого года. Как и ранее, семинар состоит из двух циклов:

Цикл I «Социальный порядок, нарушение, управление собой» ведет Александр Бикбов
Цикл II «Философия насилия и насилие философии» ведет Игорь Чубаров

Семинар проводится по средам, в 14.40. 1-го и 8-го сентября состоялись первые две встречи.

 
Полная программа семинара и предварительные планы публичных мероприятий (открытых лекций, дебатов) будет опубликована чуть позже, в т.ч. на сайте философского факультета. Тематические планы четырех сентябрьских занятий исследовательского семинара (I цикл):

 
8 сентября. Социальный порядок: стратегические подходы. Социальный факт, естественная причинность и автономия. Социальный порядок как реальность suis generis: эпистемологическйи разрыв, политические импликации.

Источники:
Дюркгейм Э. Что такое социальный факт?// Дюркгейм Э. Социология: ее предмет, метод и предназначение. М.: Канон, 1995.
Кант И. Ответ на вопрос: Что такое просвещение? (по одному из существующих изданий)

15 сентября. Моральная автономия и автономия социальных полей: от И.Канта к П.Бурдье. Пастырская власть, управление собой, правительность (М.Фуко). Позиции анализа: порядок как эпифеномен политического суверенитета и как стратегическая ситуация в обществе.

Источники:
Бурдье П. Некоторые свойства полей (предпубликация, доступна в интернет)
Фуко М. Диспозитив сексуальности// Фуко М. Воля к истине. М.: Магистериум-Касталь, 1996. С. 175-200.
Foucault M. Sécurité, Territoire, Population. Paris: Seuil, 2004 (или английское издание)

22 сентября. Порядок как влечение, принуждение и язык. Как возможно управление автономным порядком? Структурные оппозиции социального порядка: высшее/низшее, мужское/женское, творчество/исполнение (К.Леви-Строс, Ж.Дюмезиль, П.Бурдье). Разделение противоположностей и пересечение границ. Социальное как объект управления (М.Фуко, Р.Кастель, Ф.Эвальд). Парадоксы управляемого порядка: насаждение потребностей, гетерономные потребности, репрессивные потребности (Г.Маркузе).

Источники:
Бурдье П. Мужское господство// Бурдье П. Социальное пространство: поля и практики. М.-СПб: ИЭС/Алетейя, 2005.
Дюмезиль Ж. Три функции в Ригведе и индийские боги Митанни// Дюмезиль Ж. Верховные боги индоевропейцев. М.: Восточная литература, 1986.
Кастель Р. Метоморфозы социального вопроса. Хроника наемного труда. СПб.: Алетейя, 2009.
Леви-Строс К. Эффективность символов// Структурная антропология. М.: Восточная литература, 1985. С. 175-182.
Маркузе Г. Одномерный человек. М.: АСТ, 2002. Часть I, гл. 1.
Foucault M. Sécurité, Territoire, Population. Paris: Seuil, 2004 (или английское издание)

29 сентября. Коллизии свободы и порядка: участие, управление, демократия, неравенство. Легитимность порядка, иллегализм, право на нарушение, самоуполномочение. «Малая автономия» в порядках «большой политики»: поле общественных и политических движений. Социология государства и гражданской самоорганизации.

Источники:
Бурдье П. Политические позиции и культурный капитал// Социология политики. М.: Socio-Logos, 1995.
Розанваллон П. Контрдемократия// Пушкин, № 1, 2010.
Тилли Ч. Борьба и демократия в Европе, 1650-2000. М.: ВШЭ, 2010. Гл. 1, 7.
Фуко М. Спор с маоистами// Фуко М. Интеллектуалы и власть. Ч. 1. М.: Праксис, 2002.
Хиршман А. Выход, голос и верность. М.: Новое издательство, 2009. Введение, Гл. 8.

 
В этом году семинар плотнее вписан в расписание и учебные планы факультета. При этом он открыт для студентов всех курсов и аспирантов МГУ, а также для внешних участников. Планы ближайших встреч и публичные мероприятия в рамках «Философских сред» анонсируются в открытой информационной рассылке.

 

Share

 
Сегодня вопрос о том, как средства познания становятся или перестают быть политическими инструментами — один из наиболее актуальных. Его актуальность продиктована обстоятельствами растущей социальной незащищенности труда, девальвацией образования (которое несколькими десятилетиями ранее гарантировало восходящую социальную мобильность) и размытием границ, которые препятствуют конвертации любого социального действия во временный заработок. Поправение правительств, с их жесткой секуритарной политикой во всей Европе, не исключая Россию, дополняет эту картину: уже не случайные сбои и ошибки в управлении населением, но систематическое усилие подталкивает самые разные социальные категории к границе, отделяющей «лояльных граждан» от «опасных классов», когда последние простираются от нелегальных мигрантов до пассажиров-безбилетников и бездетных непостоянно занятых налогоплательщиков. В этом стремительно меняющемся социальном пейзаже, между все более грубой властью рынка и все более тонкой государственной властью, не менее стремительно меняется место критической культуры и культуры в целом. Каково это место, какие критические смыслы можно производить в этих условиях и какими средствами? Статья — попытка ответить на этот вопрос или, по меньшей мере, попытка его сформулировать:

 
Александр Бикбов. Экономика и политика критического суждения// Неприкосновенный запас, № 5 (67), 2009
 

В статье представлен эскиз эволюции производства культурных смыслов вне стен больших институций в 1990-2000-е, — производства, отчасти высвобожденного из-под диктата рынка и прямого давления государства. В сравнении с 1990-ми критика культурной индустрии как формы капитализма служит сегодня одним из стрежней критической культуры. В этом — свидетельство постсоветской интернационализации культурных моделей, более глубокой, чем принято полагать, при сохраняющихся отличиях российского случая от французского и иных европейских. Тот же критический взгляд на культурный капитализм, неравеномерно и с неодинаковой остротой представленный в различных секторах культурного производства (арт-рынок, современная литература, академическая наука, политактивизм) — основание для постепенной кристаллизации новых позиций по отношению к поколению культурных посредников и производителей, которое вступило на публичную и профессиональную сцену в 1990-е. Статья представляет собой развернутый ответ на вопрос: как сегодня политически и экономически возможно производство критической культуры?

Композиционно это введение к тематическому блоку, куда вошли полная интересных деталей статья Влада Тупикина о современном российском самиздате (здесь можно прочесть ее в расширенной авторской версии), очень познавательная беседа Магнуса Эдгрена с молодым режиссером независимого кино Эммануэлем Ругланом о французской системе государственной поддержки культуры и ее эстетических эффектах, моя беседа с арт-активистом Дмитрием Виленским, в которой проясняются некоторые политические и эстетические ставки современного социально ангажированного искусства.

 

Share

 
В рамках открытого семинара Философские среды Центра современной философии и социальных наук, 3 июня 2010 состоялась публичная лекция Ива Коэна (Высшая школа социальных исследований, Париж)

«Cтaлин нa paбoтe (1928-1937): нaпиcaннoe вoждем как политическое действие»

Дискуссантами по докладу выступили историки Олег Хлевнюк (Государственный архив РФ), Никита Петров (НИПЦ «Мемориал»), Александр Никулин (Центр крестьяноведения МВШСЭН). Вел дискуссию социолог Александр Бикбов (Философский факультет МГУ).

Слушателями и участниками публичной лекции и дискуссии стали преподаватели и студенты МГУ, сотрудники академических институтов, архивов и общественных организаций. Дискуссия прошла очень содержательно и оживленно.

 
Ив Коэн предложил подход к действиям Сталина, который позволяет лучше понять усиление его личной власти: в рамках этого подхода письменные источники, вышедшие из-под пера диктатора рассматриваются не только как «свидетельства эпохи»<...>

Выступавший в дискуссии Олег Хлевнюк согласился, что Сталин был «пишущим диктатором», в отличие от ряда других (Гитлер, Муссолини), отдававших приоритет устной риторике. Он также подчеркнул, что система сталинской власти<...>

Никита Петров обратил внимание на особую значимость резолюций Сталина, наложенных им на разного рода документы. С его точки зрения<...>

Александр Никулин предложил видеть в сталинской системе частную форму долгой истории военно-диктатрского управления Россией, достигшей в середине XX века<...>

Ведущий дискуссии Александр Бикбов подчеркнул эвристичность подхода, предложенного Ивом Коэном, который не стремится «теоретически» переопределить или переприсвоить доступные архивные источники, но<...>

 
Здесь можно ознакомиться с кратким отчетом о состоявшейся дискуссии.

А также

прослушать полную запись     
(около 3 часов в mp3, ~20Мб).

 
В следующем учебном году (с сентября 2010) деятельность Философских сред возобновится. Желающие участвовать в публичных инициативах могут получать информацию, следя за открытой рассылкой в сети или подписавшись на нее.

 

Share

 
3 июня (в четверг), в 18.00, состоится очередная инициатива в рамках открытого исследовательского семинара «Философские среды» .

Французский историк Ив Коэн прочтет публичную лекцию

 
Cтaлин нa paбoтe (1928-1937): нaпиcaннoe вoждем как политическое действие

 
Дискуссантами по докладу И.Коэна выступят:
Олег Хлевнюк (Государственный архив РФ, автор монографии «Хозяин. Сталин и утверждение сталинской диктатуры»),
Никита Петров (НПЦ «Мемориал», историк сталинского периода),
Александр Никулин (Центр крестьяноведения МВШСЭН, социолог, социальный историк крестьянства в СССР и России).

Модератор дискуссии Александр Бикбов.

 
Приглашаю вас на лекцию и дискуссию. Здесь вы найдете подробный анонс и тезисы к выступлению.

 
Ив Коэн — признанный специалист по истории СССР и истории науки, сотрудник Высшей школы социальных исследований (Париж). Актуальная сфера исследований: история форм и концепций власти, формирование культуры лидерства и наваждения фигурой вождя в начале XX века во Франции, США, СССР, Германии. Автор монографии «Организация на заре тэйлоризма» (2001) и многочисленных статей/глав монографий о политическом режиме СССР, истории организованного действия, связи техники и политики, сравнительной истории мировых систем, организации труда и отношениях господства на производстве.

 
Лекция и дискуссия пройдут в Новом здании гумантираных факультетов МГУ, в ауд. А-308, на 3-ем этаже. Точный адрес: Ломоносовский пр-т, д. 27, к. 4. Здание расположено не на территории университетского городка, а через проспект, за новым зданием фундаментальной библиотеки МГУ. Если ехать на троллейбусе или маршрутке от м. Университет, нужно выйти на остановке «Менделеевская улица«. Вход свободный, включая слушателей не из МГУ. Последним стоит захватить с собой паспорт для входа в здание.

 
Пожалуйста, пересылайте информацию и приглашение заинтересованным слушателям.

 

UPD: Доступны резюме и полная запись дискуссии.

 

Share

В этом семестре студенты и преподаватели Киево-Могилянской Академии провели активную мобилизацию против перевода их университета на Болонскую систему, против увольнения компетентных, но не остепененных преподавателей, против приема студентов в 2011 году по украинской версии ЕГЭ. Им удалось одержать тактическую победу и на ближайшее время остоять прежнюю, более содержательную и интеллектуально элитарную модель университета. В рамках мобилизации Студенческая коллегия (Студсовет) КМА, сотрудники Центра визуальной культуры, участники левого интеллектуального журнала «Спільне» («Общее») создали проект «Киево-Болонской Академии», критически переосмысливающий практику руководства университетом и принципы, на которых основывается само его существование.

 
31 мая — 4 июня в рамках «Киево-Болонской Академии» проходит исследовательский семинар «Что такое университет?» , в котором принимают участие украинские и международные исследователи, включая российских.

 
31 мая, в 17.00 я выступлю с докладом на тему:

Дерегуляция и автономия: кому выгоден новый образовательный курс?

 
Имеется полная программа семинара.

 

Share

 
Уважаемые друзья и коллеги,

 
теперь первый номер международного социологического журнала «Laboratorium. Журнал социальных исследований» (1’2009) вы можете приобрести как в Петербурге, так и в Москве. В следующих книжных магазинах Москвы вы найдете его по специальной цене 200 рублей:

магазин «Фаланстер» (м. Пушкинская, Малый Гнездниковский переулок, 12/27, в арке, 2 этаж),

книжная лавка РОССПЭН в ИНИОН РАН (м. Профсоюзная, Нахимовский проспект, 51/21, 1 этаж),

книжная лавка ИС РАН (м. Профсоюзная, ул. Кржижановского, 24/35 корп. 5, 1 этаж).

Количество экземпляров в каждом из магазинов ограничено. Не откладывайте ваш визит!

В Петербурге журнал можно приобрести в Центре независимых социологических исследований (Лиговский проспект, 87, офис 301). Там же раньше всего появляются свежие номера Laboratorium‘а.

 
Первый номер журнала посвящен критическому анализу российской социологии в международном контексте. В скором времени выйдет в свет следующий номер, 1’2010, посвященный изучению Южного Кавказа;
готовится номер 2’2010, о динамике реформируемых обществ России и Латинской Америки последних двух десятилетий.

 
Если Вы хотите знать условия подписки, чтобы регулярно пополнять вашу личную или университетскую библиотеку, напишите шеф-редактору журнала Оксане Парфеновой по адресу oparfenova@soclabo.org.
Если вы готовы способствовать распространению журнала через книжную лавку вашего института или университета, вашим вопросам и предложениям будут очень рады по тому же адресу.

 

Share

 
Alexander Bikbov. How Russian Universities Became the Future of World Education

La version en français, publiée par l’association Sauvons la Recherche : Les universités russes aux avant-postes de l’éducation mondiale

 
Le futur de l’enseignement européen est vu traditionnellement comme l’avant-garde des traditions en avenir, non complètement défini par le moment actuel. Ce futur est imaginé tout ouvert aux technologies, à la croissance, à la complexité, même dans le cas où ces principes font eux-mêmes l’objet d’une critique réflexive.

Et si pourtant le futur de l’université européenne existe déjà quelque part ? Si, dans le monde actuel, ce futur encore incertain se présente comme le passé quelque part observable, classé et marqué par des critiques locales et extérieurs… Ne sera-t-il pas le pire des cauchemars ?

C’est probablement par le dégoût de cauchemars que les réformateurs de tous les pays évitent les miroirs. Ils fuient chaque comparaison réaliste et préfèrent de trouver des cas de figure éclatants par leurs » natures » contrastées, négative et positive, que d’étudier attentivement des expériences semblables, des cas homologues aux siens.

Le cas russe était longtemps considéré comme un tel cas de figure, négatif de préférence. Il semblait, assez souvent, » trop exotique «, même » trop » tout court, quand on l’observait à distance. La constitution du marché économique ou la commercialisation des services publics se présentaient aux yeux d’observateurs internationaux d’un seul coup sauvages et insuffisantes. Or il s’agissait des tendances et des reformes essentiellement homologues, en Russie et dans les pays européens, sauf que la version russe courrait bien en avance, étant lancée dix ans plus tôt, sous les conditions de la dérégulation économique et politique inconnue en Europe actuelle.

Aujourd’hui, comme jamais, on observe la pertinence de cette homologie, auparavant masquée avec le » destin russe » si extraordinaire. L’enseignement supérieur en représente une illustration probablement encore plus frappante que les autres domaines. Ce qui est programmé en tant que résultat désirable par les ministères réformateurs européens, se trouve sous une forme déjà accomplie dans l’enseignement post-soviétique. L’auto-suffisance financière des établissements, les frais d’études élevés, l’affaiblissement définitive des structures collégiales… Les universités russes se révèlent modestement comme le futur possible des universités européennes, au cas où la reforme actuelle arrive à ses fins.

Une analyse critique examine les effets de la commercialisation de l’enseignement supérieur russe dans les derniers 20 ans, se trouvant en harmonie parfaite avec les projets de la bureaucratie réformatrice européenne. L’article démontre où portent ces désirs poussés à leur limite, i.e. à leur succès. Le texte est publié sur un blog international Universities in Crisis coordonnée par Michael Burawoy.

 

Share

 
cello

 
terra

 
Эмпирические объекты или агрегаты, вынесенные за пределы обыденного (хозяйственно-бытового) мира, наделяются исключительным символическим статусом, который сближает их с идеальными объектами — как эмпирически наблюдаемые небо или море, которые становятся символами самих себя. В силу высветленности, «очищенности» от обыденного употребления или же в силу освященной и мифологизированной функциональности они становятся субстратом, на удивление практично служащим для транспортировки острых чувственных переживаний. Этим охотно злоупотребляют все производители эфемерного: от поэтов до театральных декораторов и рекламщиков.

«Земля и небо!» — как выражение контраста, формула сопоставления между нерасчленимыми эталонами вкуса — грубого и нежного, дурного и возвышенного, тяжелого и приятного, — лишь один из арсенала интерлингвистических жестов, которые позволяют с легкостью отбросить обыденную языковую ширму и погрузиться в «море впечатлений» — в нечто непроизносимое, бесформенно чувственное, то есть чувственное в собственном смысле.

На этих субстратах без явного принуждения, но и без возможности их окончательно покинуть, теснятся в невыразимом смыслы, которым лишь иногда предназначено найти себя в словах повседневного мира. По той же причине эти объекты или агрегаты доставляют наиболее явственный чувственный эффект всем, помимо яростных мечтателей, когда превращаются друг для друга в проективные экраны, или в обратимый комбинаторный фон: небо и дерево, облака и волны, тучи и распаханная земля, небо и дом, облака и земля заснеженная, камень и тучи, утес и море — психоделика, давно отнятая профессионалами массовой визуальности у непредсказуемого индивидуального опыта и растиражированная в миллионах сочетаний и экземпляров. Мечтателям бывает достаточно одного объекта-агрегата (волны, облака, листва), который приковывает внимание, служит временным окуляром для проекции целого мира недосказанного. Взгляд тех, кто ведет активную хозяйственную и бытовую жизнь, притягивается соединением надмирных объектов (дерево на холме под ясным небом), чувственно более ощутимым, хотя и содержательно почти столь же неопределенным, как единичные агрегаты.

Свойство expression-ready этих «чистых» форм и их сочетаний ожидаемо и неоспоримо; более тонко и дозированно (профессионально) эти эмпирические-идеальные объекты используются в качестве фона обыденных взаимодействий и их последствий, например, в художественной фотографии, часто изображающей «жизнь» на фоне стихий или «саму жизнь» как стихию. В отличие от этих модусов употребления, тяготеющих сегодня к противоположным полюсам массового и элитарного (что заставляет еще раз задуматься об исторической изменчивости общедоступной символики обыденного/надмирного), наиболее неожиданный эффект, близкий к разоблачению и при этом не избавляющий от магии невыразимого, заключен в операции, обратной сложению/наложению этих чистых форм друг для друга в качестве фона.

Такая операция, нащупанная в поиске или, подобно молнии, спонтанно осветившая горизонт наблюдения, представляет собой самоэкстракцию идеальности: восстановление той ее эмпирической иррегулярности и элементарной множественности, которую мы привычно нивелируем в воображаемых объектах. В самом деле, небо часто неотделимо от облаков: белизна последних метонимически подкрепляет синеву первого. Дорога столь безусловно состоит из камней или твердых слоев, что различимая сложность ее устройства стремительно теряет свое значение для кого-то, помимо профессионалов, так что даже «каменная дорога» уже тревожит слух как плеоназм. Однако в случае разбалансировки, в некотором смысле, красивой порчености таких монолитов, понятийно привычные отношения фигуры и фона нарушаются, «вдруг» выдавая наблюдателю всю иллюзорность понятия: небо состоит из синевы и белизны, но к ним не сводится, как дорога — из камней, которые могут щериться в ее выбоинах, даже не противореча воображаемо идеальной кладке, но делая ее осязаемой фактом отсутствия.

«Самоэкстракция» в нашем восприятии объектов, приближающихся к идеальным, распадение их символической самосимметрии на эмпирически иррегулярные элементы можно рассматривать как эстетическую, довербальную операцию, родственную дискурсивной критике.

На этой фотографии, сделанной из иллюминатора самолета, при полете над границей суши и моря — не одно небо, а несколько: синее небо, состоящее из синих облаков, в лишенном перспективы наклоне к плоскости белого неба, состоящего из белых облаков, снизу оттененных материково-водным экраном. На деле, белых и голубых небес здесь не два, а больше, и все они пребывают в «странной» связи, несомненно, наличной, но никак не упорядочиваемой в однородной горизонт наблюдения. Вода здесь неотличима от неба, заставляя сомневаться в верности атрибуции, а типология и разброс облаков наводит на мысль об искусном трюкачестве. Перед нами — «сломанное» небо, то есть небо нарушенных грез, в разломах которого по-прежнему дремлют грезы. Иначе говоря, это небо эмпирическое.

 
cello

 
Дорога разливается по берегу Финского залива так, что один из ее рукавов сливается с кромкой моря. На фотографии вода не видна, а скорее угадывается справа вдалеке, в металлическим оттенке. Это отраженное сияние важно лишь как часть общего разнообразия, окружающего дорогу и контрастирующего с ней своей полустертостью и серийностью. Дорога, между тем и в противовес нашим привычкам, обладает почти разящей индивидуальностью.

Как и небо на первой фотографии (здесь почти отсутствующее), перед нами — монолит, осязаемо распавшийся на несколько самостоятельных эмпирических объектов: дорога из трамбованой земли, дорога из камней, произвольно рвущих земляное полотно, и, наконец, дорога из следов — путь, как результат безличного людского действия. На деле, одно из наиболее заметных свойств этого пейзажа составляет даже не «каменистость» или «землистость», а заезженность, потертость, доведенная до блеска ненамеренно, не ради красоты. Жалкий блеск использованных недо-предметов до предела усиливается безжалостным сиянием, которое заливает окружающий мир из неба в той же мере, что и из моря. Природное подобие дороги, распадающейся чуть дальше на несколько рукавов, и ее почти болезненная, нарывная рукотворность — сбивают с толку так же, как произвольно множащиеся небеса первого снимка, где синие и белые планы ясно поделены даже в хаотическом смешении перспектив. В общем смысле, именно такая противоречивая невыразимость, которая нарушает сусальные ожидания массовой символики соответствий, составляет первоначальный критический потенциал эстетики при работе с любым материалом, даже наиболее далеким от явственно узнаваемого социального.

 
terra

 
Стоит отметить, что никакое место, кроме Питера и его окрестностей, не оставляет столь запоминающегося, режущего глаз наложения на потертые до блеска поверхности еще одного «идеального объекта» — света солнца.

 

Share

 

На семинаре Философских сред 7 апреля мы обсудили результаты эксперимента по восприятию социального устройства российского общества и сделали первые сопоставления с французскими данными.

 

1. Результаты эксперимента по восприятию социального порядка

(Кликнув по рисунку, можно лучше его рассмотреть и сравнить с другими, нажимая на стрелки.)

 
2. Результаты эксперимента по восприятию социального порядка

Речь шла, в частности, о том, чтобы разместить полученные изображения в контексте биографических обстоятельств их авторов.

 
3. Результаты эксперимента по восприятию социального порядка

А также о том, в какой мере можно считать полученные изображения моделями различных социальных порядков — конкурентных, а возможно, и конфликтных.

 
4. Результаты эксперимента по восприятию социального порядка

Несмотря на ясные расхождения между логиками некоторых изображений и отчетливый потенциал «альтернативности», которые они представляют по отношению к господствующей модели порядка, вопрос о степени гармонизации/конфликтности различных моделей остается открытым.

 
5. Результаты эксперимента по восприятию социального порядка

Нетрудно предположить, что обладатели схожих логик изображения — выраженных не столько в одних и тех же графических формах, сколько в одних и тех же оппозициях и смысловых напряжениях рисунка — гораздо проще «найдут общий язык» друг с другом. То же можно сказать вообще обо всех возможных рисунках в отношении господствующей модели порядка: какие-то частные модели будут с ней спонтанно расходиться, иные столь же спонтанно сближаться.

 
6. Результаты эксперимента по восприятию социального порядка

Однако не менее проблематичной, чем мера близости между различными моделями социального устройства, оказывается сама легитимная схема порядка. Каков ее эмпирический статус и в каких формах она воспроизводится? Каков механизм согласования между конкурирующими схемами восприятия и господствующей моделью порядка?

 
7. Результаты эксперимента по восприятию социального порядка

 
Крайне любопытный графический и биографический материал настоятельно зовет к дальнейшему анализу.

 
Мы условились, что на следующей встрече продолжим обсуждение полученных результатов, а также ключевых вопросов, которые были сформулированы к предыдущей встрече:

1. Как, при помощи каких процедур и социальных «устройств» конкурирующие практические модели согласуются с легитимным представлением порядка?

2. Насколько широко и амбивалентно это легитимное представление, как можно локализовать его границы?

К этим двум вопросам прибавляется еще один:

3. Какова связь между биографическими обстоятельствами и господствующей моделью порядка: в конечном счете, кто и как ее производит?

 
Чтобы сделать обсуждение более упорядоченным и результативным, рекомендую к прочтению свою статью, где дается схема анализа изображений общества в контексте биографических обстоятельств их авторов:

Бикбов А. Социальные неравенства и справедливость: реальность воображаемого (рисунки современного общества в России и Франции)// Логос, № 5, 2007.

В качестве источника гипотез о механизмах производства господствующих представлений рекомендую следующую статью:
Бурдье П. Политические позиции и культурный капитал// Бурдье П. Социология политики. М., 1993.

Помимо того, предлагаю вернуться к анализу частного случая производства легитимных представлений — о возрасте — чтобы воспользоваться им в реконструкции более широкого контекста:
Ленуар Р., Мерлье Д., Пэнто Л., Шампань П. Начала практической социологии. М., 2001. Гл. 2.

 
Семинар, посвященный обсуждению этих вопросов, состоится 28 апреля, в среду, в 18.00. Место проведения — обычное: ауд. А-308 Нового корпуса гуманитарных факультетов МГУ.

 

Share

 

Je signale la parution de deux articles accessibles en ligne qui recontextualisent la sociologie russe dans le paysage intellectuel international, notamment français :

 
Alexander Bikbov. A Strange Defeat: The Reception of Pierre Bourdieu’s Works in Russia, Sociologica, 2-3/2009
Doi: 10.2383/31371

Pierre Bourdieu, sociologue français d’un renom mondiale, a connu en Russie un destin inhabituel comparé à beaucoup d’autres pays. Ses textes ne commencent être traduits en russe qu’au début des années 1990, les sociologues se méfient assez, jusqu’aujourd’hui, de son approche. L’intérêt le plus vivant de son travail critique est partagé tout d’abord sur le pôle trans- et multidisciplinaire, ainsi que dans le milieu étudiant. L’article propose une analyse de la conjoncture professionnelle et institutionnelle qui explique les raisons pourquoi les œuvres de Bourdieu ont connu en Russie une telle « étrange défaite ». L’histoire récente de « Bourdieu russe » démontre que la distance par rapport à sa sociologie critique est prédéfinie par la gestion des carrières sociologiques, essentiellement hiérarchique, à l’époque tardive soviétique, comme dans les années 1990-2000. Loin d’être une présentation d’un cas exceptionnel, l’article examine des éléments internationalement valables de la conjoncture intellectuelle spécifique.

 

Alexander Bikbov. Is Sociology the Same Discipline in Russia and France? A Brief Political Micro-History, Laboratorium, 1/2009

La sociologie qui prétend d’examiner et de diagnostiquer divers domaines de la société contemporaine, s’échappe souvent d’un examen de ses propres rangs et moyens. Cela fait aussi bien une couverture admissible de ses fonctions expertes que de ses faiblesses épistémologiques. Un bon exemple d’une situation pareille est la sociologie russe qui, depuis le bouleversement politique et sociale de la fin des années 1980 — début 1990, n’a pas sérieusement contribué à l’explication de la société en changement. L’article cherche à comprendre comment les sociologues russes ont failli de renouveler radicalement leur horizon épistémologique sous un nouveau régime politique et social. Pour éviter de la critique internaliste et « absolue », l’article remet le cas russe dans un contexte élargi international et reprend un deuxième cas « exemplaire », la sociologie française. Afin de relativiser correctement les situations épistémologiques, l’article se focalise sur les conditions de la sociologie en tant que profession : construction des carrières académiques, modèles dominants des institutions sociologiques, règles du jeux dans l’espace politique et administratif. L’analyse englobe la dimension comparative France-Russie ainsi que le développement historique de la gouvernance de la discipline dans tous les deux cas. L’article est disponible en russe et en anglais ; la version anglaise explore moins du matériel français.

 

Ces deux articles récents développent et corrigent les analyses critiques de la sociologie russe effectuées au fil des années précédentes. Il s’agit notamment d’un article en deux parties publié dans la revue russe Logos, en 2002 et en 2003, retravaillé ensuite pour Berliner Journal für Soziologie, qui met en analyse l’autonomie manquante de la sociologie russe. Il s’agit également d’une série de publications en russe traitant le fonctionnement de la faculté de sociologie de l’Université de Moscou, « centrale » dans un certain sens quant à la certification de la sociologie universitaire. Ces articles considèrent la participation repetitive du doyen de la faculté dans la promotion de la peine de mort en Russie et font le point du paysage institutionnel et des effets académiques de la lutte étudiante contre l’administration de la faculté en 2007.

 

Share

Страница 8 из 10« Первая...678910